Отрывок из повести «Колыбель. Пираты Млечного пути»

Алин, наконец, материализовался в центральной рубке
управления и, пнув ногой обугленные останки робота, пожал
плечами.
— Ну, наконец-то, — облегченно выдохнула Кейси, — я-то
думала — с тобой что-то случилось. Где Морт?
— Части от киберов разбросаны по всему кораблю. Панель
управления во второй рубке сожжена полностью. Ни Морта, ни
Вундеркинда я не нашел. Что у тебя?
— Я просканировала весь корабль, но датчики ничего
не фиксируют, — ответила Кейси, поправляя на ремне комбине-
зона кобуру с бластером.
— Парень не прост, — произнес Алин, — шутка ли — уничто-
жить четверых киберов.
— Ты лучше подумай о том, как заставить его разобраться
с машиной, — раздраженно ответила Кейси, — но если он сделал
что-то с Дайрином, я его испепелю. Кстати, не найдя его сейчас
мы можем упустить его совсем. Энергии катастрофически
не хватало, и мне пришлось выйти из субпространства в откры-
тый космос.
Алин с беспокойством посмотрел на Кейси, затем на монито-
ры.
— Если у капитана есть хотя бы капля серой жидкости в голо-
ве, он должен понять, что сбежав, он потеряет больше, чем обре-
тет. Кстати, ты уверена, что выбрала безопасное место? — насто-
роженно спросил он.
Кейси передернула плечами:
— Сканеры Военного ведомства нас тут точно не достанут, —
это территория секков. Так сказать, их глубокий тыл. Место
пустынное, вдали от очагов их цивилизации. Обнаружить
не должны, я приняла все мыслимые меры предосторожности,
но это, сам понимаешь, не дает нам никакой гарантии. Если Морт,
как я подозреваю, снюхался с секками, то шансов у нас вообще
мало. В любом случае нам надо выиграть время любой ценой,
пока не пополнятся запасы энергии.
Алин молча кивнул и сел в пилотское кресло.
— Жалко терять Морта…
Он очень хотел спать, но обстоятельства уже третьи сутки
складывались таким образом, что пират не мог позволить себе
такой роскоши. Интересно, что задумал Морт? Неужели он
настолько глуп, что уйдет?
Неожиданно позади что-то стукнуло. Алин резко обернулся.
Глаза Кейси расширились, она несколько раз жадно схватила
ртом воздух и без звука упала навзничь.
Не смотря по сторонам, Алин бросился к сестре.
— Я рад, что моя помощь не понадобилась, — раздался бод-
рый голос Морта за спиной у пирата, — со своей мятежной био-
массой вы, как я погляжу, справились.
С этими словами капитан снял со спины парализованного
Дайрина и аккуратно усадил его в кресло.
— Если с ней что-нибудь случиться, я вас убью, Морт, —
в ответ прошипел Алин, усаживая сестру в кресло.
— Думаю, у вас не будет такой возможности, — со смехом
ответил Морт, — я вас держу на прицеле и слежу за каждым
вашим движением.
Алин обернулся к капитану и внимательно посмотрел на него.
— И что же вы собираетесь делать? — тихо спросил пират.
— Я собираюсь переправить спейс-бот со всем оборудова-
нием на центральную базу Военного ведомства, и предать вас
и ваших сообщников правосудию.
— Честно говоря, мы недооценили вас, Морт, — немного
помолчав, сказал Алин, — Кейси и подумать не могла, что вы спо-
собны на ходу взламывать кибер-солдат.
— Спасибо за комплимент, — ответил капитан.
— В вашем плане есть один небольшой изъян, проигнориро-
вав который вы можете повредить себе, — немного помолчав,
произнес Алин, — неужели вы думаете, что после того, как вы
оказались настолько непроницательны, что позволили взломать
ваше сознание, вам разрешат оставаться самим собой?
Морт зло посмотрел на пирата:
— Не надо меня пугать, — процедил он сквозь зубы, — это
все равно вам не поможет.
— Я вас не пугаю, капитан, просто предупреждаю, — невоз-
мутимо ответил Алин, — перейдя сейчас на сторону правитель-
ства, то неизбежно погибнете как личность. Если же останетесь
с нами, у вас есть шанс выжить. И вот, что я вам скажу: зря вы
питаете надежду, что комиссия, оценив ваши заслуги как специ-
ального агента, согласится не трогать ваше сознание. Неужели вы
до сих пор не знакомы с последней правительственной директи-
вой.
Алин развернул виртуальный экран и продолжил:
— Перед вами база данных Военного ведомства, капитан.
Именно та ее часть, в которой говорится о вашем задании осво-
бодить правительственный спейс-бот от пиратов. Вы, как я вижу,
не до конца ознакомились с его материалами, во-первых,
по причине вашей чрезмерной самоуверенности и привычке
не дочитывать до конца, а во-вторых, потому, что тогда вы спе-
шили к Теколу. Так вот, упомянутые мною материалы и содержа-
ли директиву, с которой вы были обязаны ознакомиться перед
тем, как приступать к заданию. Она содержала предупреждение
о том, что в случае вашего взлома в независимости от исхода
дела, вы будете либо уничтожены, либо ваше сознание аннулиру-
ют. Задание, капитан, было предложено вам, потому, что многие
до вас от него отказались именно по причине этой директивы.
Ведомственные чиновники, принимая такую директиву, попро-
сту решили не рисковать таким серьезным делом, как сознание
специального агента, которое хотя бы потенциально способно
быть орудием в руках шпионов и пиратов. Хотя и вы могли бы
отказаться от задания. Именно эта варварская по своей природе
инструкция стала для нас определяющим фактором при выборе
вас. Согласившись, вы, капитан, купили билет в один конец.
— Я действительно не дочитал тогда инструкцию до конца, —
произнес Морт, внимательно выслушав Алина, — но я все равно
не могу взять в толк, почему я должен вам верить, Алин. Вдруг то,
что вы мне сейчас показываете, не что иное, как очередные ваши
хакерские штуки?
Алин пожал плечами и посмотрел в глаза Морту.
— Можете мне не верить, капитан, — произнес он, — поверь-
те своей интуиции. Ведь у таких людей, как вы, она должна быть
хорошо развита. Еще раз вспомните ваш разговор с Теколом. Он
вам тогда сказал, что в вашей судьбе грядут важные перемены,
и от вашего выбора зависит очень многое.
Морт внимательно посмотрел на пирата. Что-то Алин слиш-
ком часто ссылается на мудрейшего из секков. Более того,
последний разговор с мудрецом действительно наводил
на размышления. К чему бы это? В сознании у капитана мелькну-
ло предположение, кажущаяся невероятность которого, однако,
не позволила Морту отнестись к нему серьезно. И все же…
— Какое отношение имеет Теккол к вашим пиратским про-
мыслам? — презрительно спросил он.
— Вы правы, мудрейший из секков не имеет ни малейшего
отношения к космическим флибустьерам, но к Колыбели его при-
частность очевидна. В определенных кругах, естественно. Я
понимаю ваше недоверие и недоумение. Повторяю, если вы
останетесь с нами, у вас намного больше шансов узнать истину.
— Почему бы вам меня не просветить?
— Потому что я всего лишь один из многих, кто пытается най-
ти Колыбель. И, к сожалению, пока не самый осведомленный.
В силу обстоятельств, мне приходится действовать почти
в одиночку, как видите. По большому счету я рассказал вам, все,
что знал. Выбор за вами.
Морт долго молчал. В нем шла борьба. Впервые за все время
у него не оказалось под рукой достоверной информации,
на основании которой можно было бы принять единственно вер-
ное решение. Первым побуждением капитана было все-таки
заставить пирата вернуть корабль в ведомственные терминалы,
а там будь что будет. Однако внутренний голос, как всегда тихий,
но сейчас особенно настойчивый взывал не горячиться. Именно
мягкая, но непреклонная его настойчивость ввергала Морта
в смятение. Впервые в его сознании голос разума, как он его
понимал, уходил куда-то на задворки, уступая почетное место
интуиции. Она еще никогда его не подводила, но и никогда
не требовала совершить государственную измену — помочь кос-
мическим флибустьерам сделать свое дело. Самое странное
заключалось в том, что это был правильный выбор и Морт уже
знал это.
— Вы предлагаете мне стать таким же изгоем общества, как
и вы? — с улыбкой, наконец, произнес он.
Алин вскочил полнявших его чувств:
— Что вы называете обществом, капитан? Биллионы существ,
населяющих Вселенную, которые, называя себя людьми,
на самом деле не знают, кто они на самом деле, зачем они живут
и что останется после них. Просто прожигают три-четыре сот-
ни лет впустую, не желая задуматься ни о прошлом, ни о буду-
щем? Я вас уверяю, что если человечество погибнет, то совсем
не от мохнатых лап секков, как об этом вещают вам с экранов,
а от собственного невежества и гонора.
Морт слушал Алина и снова невольно вспоминал злополуч-
ный последний разговор с Теколом. Старый секк, и правда, как
в воду глядел. За последние сутки привычный доселе мир пере-
стал быть для капитана понятным и прогнозируемым, как это
было еще совсем недавно. Все, что Морт последние сто с лишним
лет старательно разложил по полочкам, смоделировал, сфор-
мировал как неотъемлемую часть собственного мировоззрения,
подверглось сомнению. Люди, которых Морт считал великой
расой, частью которой с гордостью ощущал и себя, — названы
стадом бессмысленных животных. Неужели столь могуществен-
ное человечество, обладающее невообразимым потенциалом,
все прошедшие тысячелетия шло совсем не туда, куда на самом
деле хотело? Неужели все ошибаются, а Алин один прав?
Но разве только Алин? А Текол? Авторитет секка для капитана
был непререкаем. Неужели он за одно с сумасшедшими пирата-
ми? Бред!
В тот момент Морт не чувствовал в себе сил в полной мере
осмыслить происходящее и уж тем более переосмысливать
взгляды на жизнь. Как говорил мудрейший из секков, в трудные
минуты жизни, когда силы на исходе и нет смысла их тратить,
лучше отдаться воле событий. Они подобно реке, обязательно
вынесут на берег. Для Морта наступило время, когда его жизнь
действительно зашла в тупик, поэтому самое мудрое, что он мог
сейчас сделать — это расслабиться.
— Я шел на это задание как специальный агент, а вернусь как
отпущенный заложник даже без права на самого себя. Так или
иначе, мне, благодаря вам, Алин, конец. Вы, романтики, на самом
деле, большие эгоисты. Способные отдать ради какой-нибудь
безумной идеи собственную жизнь, вы, не задумываясь, распо-
ряжаетесь чужой.
Алин сел снова в кресло и наблюдал за Мортом. На его исху-
далом лице нельзя было прочесть ни одной эмоции. Оно было
непроницаемо, подобно глиняной маске. Но нервы пирата были
на пределе. Он в любое мгновение мог испепелить собеседни-
ка, но всеми силами сдерживал себя, надеясь на благоприятный
исход дела. Не смотря ни на что, капитан Морт оказался именно
тем человеком, который был нужен. Надо использовать все воз-
можности убеждения, прежде, чем сбросить его со счетов. Когда
капитан заговорил, пират оживился.
— Что же вы решили?
— Я попробую помочь вам, хотя и не верю в реальность
вашей миссии. Но с условием, что мы будем сходить с ума
на равных, — с улыбкой ответил Морт.
— Что вы имеете ввиду?
— Я лично хочу перепрограммировать сознание вашей сест-
ры. Таким образом, чтобы она не могла хозяйничать в моей голо-
ве. Естественно я этим буду заниматься под вашим неусыпным
контролем.с кресла и подошел к Морту. Заглядывая ему
прямо в глаза, пират заговорил полушепотом, вкладывая в слова
всю силу переполнявших его чувств:
— Что вы называете обществом, капитан? Биллионы существ,
населяющих Вселенную, которые, называя себя людьми,
на самом деле не знают, кто они на самом деле, зачем они живут
и что останется после них. Просто прожигают три-четыре сот-
ни лет впустую, не желая задуматься ни о прошлом, ни о буду-
щем? Я вас уверяю, что если человечество погибнет, то совсем
не от мохнатых лап секков, как об этом вещают вам с экранов,
а от собственного невежества и гонора.
Морт слушал Алина и снова невольно вспоминал злополуч-
ный последний разговор с Теколом. Старый секк, и правда, как
в воду глядел. За последние сутки привычный доселе мир пере-
стал быть для капитана понятным и прогнозируемым, как это
было еще совсем недавно. Все, что Морт последние сто с лишним
лет старательно разложил по полочкам, смоделировал, сфор-
мировал как неотъемлемую часть собственного мировоззрения,
подверглось сомнению. Люди, которых Морт считал великой
расой, частью которой с гордостью ощущал и себя, — названы
стадом бессмысленных животных. Неужели столь могуществен-
ное человечество, обладающее невообразимым потенциалом,
все прошедшие тысячелетия шло совсем не туда, куда на самом
деле хотело? Неужели все ошибаются, а Алин один прав?
Но разве только Алин? А Текол? Авторитет секка для капитана
был непререкаем. Неужели он за одно с сумасшедшими пирата-
ми? Бред!
В тот момент Морт не чувствовал в себе сил в полной мере
осмыслить происходящее и уж тем более переосмысливать
взгляды на жизнь. Как говорил мудрейший из секков, в трудные
минуты жизни, когда силы на исходе и нет смысла их тратить,
лучше отдаться воле событий. Они подобно реке, обязательно
вынесут на берег. Для Морта наступило время, когда его жизнь
действительно зашла в тупик, поэтому самое мудрое, что он мог
сейчас сделать — это расслабиться.
— Я шел на это задание как специальный агент, а вернусь как
отпущенный заложник даже без права на самого себя. Так или
иначе, мне, благодаря вам, Алин, конец. Вы, романтики, на самом
деле, большие эгоисты. Способные отдать ради какой-нибудь
безумной идеи собственную жизнь, вы, не задумываясь, распо-
ряжаетесь чужой.
Алин сел снова в кресло и наблюдал за Мортом. На его исху-
далом лице нельзя было прочесть ни одной эмоции. Оно было
непроницаемо, подобно глиняной маске. Но нервы пирата были
на пределе. Он в любое мгновение мог испепелить собеседни-
ка, но всеми силами сдерживал себя, надеясь на благоприятный
исход дела. Не смотря ни на что, капитан Морт оказался именно
тем человеком, который был нужен. Надо использовать все воз-
можности убеждения, прежде, чем сбросить его со счетов. Когда
капитан заговорил, пират оживился.
— Что же вы решили?
— Я попробую помочь вам, хотя и не верю в реальность
вашей миссии. Но с условием, что мы будем сходить с ума
на равных, — с улыбкой ответил Морт.
— Что вы имеете ввиду?
— Я лично хочу перепрограммировать сознание вашей сест-
ры. Таким образом, чтобы она не могла хозяйничать в моей голо-
ве. Естественно я этим буду заниматься под вашим неусыпным
контролем.

Сподобалось? Поділись з друзями!

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники