Отрывок из повести «Разум Черного короля»

Догнав Андрея Федоровича и схватив его за руку с твердым намерением узнать, что происходит, Виталий вдруг почувствовал, как у него закружилась голова и противная тошнота подступила к горлу. Здания, забор, деревья и сам профессор закружились перед глазами, превращаясь в причудливо сложенную цветную мозаику.

Виталий обхватил голову обеими руками и присел на траву.

«Никогда я себя так паршиво не чувствовал. Все из-за этого проклятого осциллографа! Ненавижу физику!» – думал Виталий, массируя пальцами виски. Наконец, головокружение прекратилось, сменившись странным ощущением легкости во всем теле.

Виталий открыл глаза и невольно оторопел. Вместо огороженной территории научно-исследовательского института, вокруг него, окутанный в светло-голубую дымку, мерцал всеми цветами радуги неведомый мир. Виталий закрыл глаза и вновь отрыл их. Ничего не изменилось. Та же цветная чехарда и непривычные для глаза очертания каких-то гигантских предметов вокруг.

– Ну вот, дожился до галлюцинаций, – сказал сам себе Виталий, продолжая усиленно массировать виски, затылок и макушку, – профессор не разлил случайно в кабинете Маковского какое-то галлюциногенное вещество? Недаром же Андрей Федорович пулей выскочил из кабинета. Кстати, а где он сам?

Виталий оглянулся. Он сидел на шероховатой выпуклой поверхности, покрытой светлыми, похожими на леску травинками длиною в несколько десятков сантиметров.

Виталий встал.

– Что-то не похоже все это на галлюцинацию, даже не смотря на всю фантастичность панорамы, – Виталий только сейчас заметил, что тембр его голоса несколько изменился.

Сделав несколько шагов, Виталий наткнулся на хрустальный, переливающийся десятками цветов предмет сферической формы. Виталий невольно залюбовался своей находкой. Когда он пальцами прикоснулся к хрустальной сфере, ее поверхность оказалась не твердой, как могло показаться с первого взгляда, а мягкой и упругой. Ладонь Виталия погрузилась в прозрачное вещество.

– Не правда ли красиво? – услышал Виталий голос и, вздрогнув, обернулся. Перед ним стоял профессор Тарагаев.

– Можете гордиться, Виталий, вы увидели обыкновенную каплю росы во всей ее первозданной красоте и нежности.

– Капля росы? – переспросил Виталий, во все глаза, таращась на профессора, который был явно настоящим, даже если смириться с тем, что остальное, в том числе и эта капля росы – результат действия галлюциногена.

– Мне что-то плохо… – страдальческим тоном произнес Виталий, щупая лоб.

В ответ профессор только усмехнулся:

– Ничего, это пройдет, – сказал он, – такое бывает со всяким, кто сюда попадает впервые…

Виталий диким взглядом уставился на Тарагаева:

– Куда попадает? Мы что, на том свете, что ли?

– Ну… – Андрей Федорович рассмеялся, – можно и так сказать…

Виталия все это начало злить. Пнув ногой хрустальную сферу, он начал ходить взад вперед.

– Хорошо, – начал Виталий тоном человека, решившим выяснить во чтобы то ни стало всю истину, – вы задели какую-то штуковину у себя над головой, схватились за сердце и будто ужаленный бизон поскакали к выходу. Я вслед за вами. Оказавшись на улице, мы вдруг очутились на том, то есть уже на этом свете. Может быть, вы мне объясните, что произошло на самом деле?

Профессор понимающе покачал головой и, заложив руки за спину, словно находясь перед студенческой аудиторией, стал говорить менторским тоном:

– Можете себе представить, что мы с вами попали в зону биотранссферного магнитно-плазменного излучения, в результате чего размеры вашего тела вместе с одеждой, то есть со всем тем, что попало под действие этого излучения, уменьшились в десятки раз.

– Да? – недоверчиво переспросил Виталий, – и мой мобильный тоже?

Он ощупал задние карманы, но телефона не было.

Профессор с беспокойством посмотрел на Виталия, затем, задрав голову, стал пристально вглядываться вверх.

– Нам надо сойти с этого цветка, – тихо произнес он, – ваш мобильный может свалиться в любую секунду нам на голову.

– Это как, на голову? – недоумевая, переспросил Виталий.

Андрей Федорович схватил Виталия за руку и потащил куда-то в сторону.

– Вы же его бросили на стул, стоявший возле стола, не так ли?

Виталий утвердительно кивнул.

– Так вот, скорее всего, ваш телефон, не попал в зону излучения и оставшись в своем прежнем состоянии, сейчас падает с высоты примерно одного метра. Бежим, некогда мне все вам объяснять. Со временем сами все поймете.

– Но с тех пор, мы очутились здесь… – возразил Виталий, – прошло, как мне кажется не меньше семи минут. Как может телефон падать так медленно?

– Поскольку мы с вами во много раз меньше, наше восприятие времени существенно изменилось… – профессор Тарагаев не успел договорить. Их накрыла огромная тень и «земля» под ногами у Виталия вышла из-под ног под мощным ударом гигантского мобильного телефона. Людей швырнуло сначала в одну сторону, затем в другую. Ухватившись за какой-то выступ, Виталий ничком лежал на животе, пытаясь рассмотреть, что происходит вокруг. Лужайка, на которой он лежал, продолжала раскачиваться из стороны в сторону. Очертания огромных стеблей и листьев стали меняться, и Виталий сделал вывод, что «лужайка-листок», на котором он находился сейчас, медленно опускается вниз.

«Я надеюсь, что приземление будет не очень жестким», – подумал Виталий, – предположим, что в нормальном мире, – продолжал он рассуждать для того, чтобы успокоить нервы, – высота, на которой находится этот листок вряд ли превышает десяток сантиметров, а летит он уже по меньшей мере минут десять. Что-то здесь не так со временем».

Когда Виталий убедился, что листок, покачиваясь, все же сохраняет горизонтальное положение, он немного успокоился и сел. Профессора рядом не было.

– Неужели он упал на землю? – с тревогой произнес Виталий, всматриваясь в окружающее его пространство, покрытое белесой «травой». Обыкновенный листок казался огромным полем. Неожиданно, что-то толкнуло Виталия снизу и поле замерло.

– Приземлились, – выдохнул Виталий, встал на ноги и осмотрелся. перед ним простирался неведомый мир.

За желто-зеленым полем чернели просторы, покрытые холмами и скалистыми уступами.

Сквозь синеватый туман невозможно было увидеть привычное обычному человеческому глазу небо. Стебли невероятной толщины, покрытые грубоватой пористой корой, терялись где-то на высоте в мутно-голубой дымке.

Трава, казавшаяся раньше Виталию зеленой, теперь, когда он стал размером меньше двух миллиметров, имела серовато-синий оттенок. Приглушенный матово-голубой свет рассеивался в плотной атмосфере, колыхался из стороны в сторону, словно кисель, на поверхности которого время от времени появлялась легкая рябь от ветерка, извивающего между стеблями исполинской травы.

Виталий пересек поле и стал на черную, состоящую из крупных, величиною с баскетбольный мяч, гранул. Сделав несколько шагов, Виталий вывихнул ногу и взвыв от боли, опустился на корточки. О том, чтобы пуститься на поиски исчезнувшего неизвестно куда профессора не могло быть и речи, поскольку по такой поверхности передвигаться было совершенно невозможно. Что делать? А если Тарагаев погиб? Как вернуться в нормальное состояние?

– Андрей Федорович мертв? – при такой мысли Виталий содрогнулся. Какая глупая смерть! Некому даже и похоронить. Муравьи съедят… При мысли о муравьях Виталий подскочил, будто ужаленный, забыв о больной ноге. Ведь муравьи могут съесть не только мертвое тело, а и живого человека.

Виталий представил себе размеры среднего муравья, и ему стало жутко. Он никогда себе не мог бы предположить, что обыкновенный муравей сможет представлять для него смертельную угрозу.

Не успел Виталий в полной мере осознать опасность, с которой он может встретиться лицом к лицу в этом невероятном мире, как за его спиной раздался глухой рокот рассыпающихся земляных валунов, и огромная тень упала на Виталия. Затаив дыхание, он обернулся и увидел перед собой черного монстра на шести перепончатых лапах. Ростом чудовище было на две головы выше Виталия, тело покрыто гладкими блестящими пластинами. Шаровидные сильно выпуклые глаза темно-коричневого цвета вращались в орбитах, казалось, в противоположных направлениях на треугольной голове. Огромные клещи с зазубринами то сжимались, то раздвигались, намереваясь схватить свою добычу.

– Проклятый профессор, – в растерянности пробормотал Виталий, не спуская глаз со своего нового знакомого, – надо было хотя бы показать муравья под микроскопом, а потом уже тащить в лабораторию.

Муравей, имевший вид заправского инопланетного монстра из голливудских космических опер, перестал вращать глазами и устремил большие черные зрачки на Виталия, слегка покачиваясь на своих длинных мохнатых лапах.

Самообладание вдруг покинуло Виталия, и он стал отступать, стараясь держаться на безопасном расстоянии от клещей муравьиного чудища.

Сделав десяток шагов, Виталий заметил, что оно не преследует его, а лишь смотрит в его сторону жутким не моргающим взглядом, продолжая качаться, словно тополь на ветру.

Неожиданно нога Виталия попала в расщелину между гранулами, и он, потеряв равновесие, упал, больно ударившись спиной. В следующий момент лапы монстра пришли в движение, и Виталий в миг оказался под самыми его клещами. Только сейчас у Виталия проснулся страх, изгнавший остатки юмора и парализовавший тело.

Сподобалось? Поділись з друзями!

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники